Контакты

С ведома женсовета при военкомате, эвакопункта и местных властей была организована подкормка детей эвакуированных

Каган Стр.3

В то время есть постоянно хотелось. От недоедания все мысли направлены на то, чтобы где-нибудь что-нибудь съесть. Пробовали есть мягкую коричневую патоку огромных завитых стручков местной акации, но много этой невкусности не съешь. Кто-то из ребят придумал сосать кусочек мела. Вкус мела напоминал немного вкус молока. Этот мел мы легко доставали. Высокие фундаменты наших домов были сложены из больших блоков мелового камня. Нужно было только подойти к углу дома с молотком, стукнуть, и заветный кусочек, как сахар, у тебя во рту, соси на здоровье. Я этого мела богатого кальцием столько съел, что, может быть поэтому, до сих пор у меня все зубы в полном порядке.

    С ведома женсовета при военкомате, эвакопункта и местных властей была организована подкормка детей эвакуированных, но не всех, а совсем маленьких и наиболее ослабевших по здоровью. Наш Володя попал в их число, ему было четыре с половиной года и него было не всё впорядке с животом, очень слабый стул. С позиций сегодняшних знаний медицины у него был дизбактериоз, желудок плохо усваивал пищу. Володя был маленьким и очень худым. Я водил его на пункт льготного лечебного питания. Путёвка на двухразовое питание давалась на один месяц. Пункт питания был организован в городском парке на открытой танцплощадке. На деревянном полу были расставлены квадратные столики на четыре места. Питание диетическое: манная каша, пудинги, облитые киселём, булочка, жидкий супчик, маленькая котлетка с гарниром, компот или фрукты. Сопровождая Володю, я должен был строго выполнять наставления мамы, стоять за стулом сзади Володи и следить, чтобы он всё съедал и ничего не оставлял.  На мою долю оставалось видеть и чувствовать носом вкусную еду и глотать обильно слюни. Впрочем, за спинами каждого ребёнка стояли либо родители, либо старшие дети, такие как я. Они, наверное, испытывали такой же соблазн. У Володи был плохой аппетит, но может быть, он специально не доедал. Пшённую кашу и нелюбимый Володей молочный кисель я доедал, а всё, что было твёрдым, хлеб, кусочек котлетки, булочки заворачивал и относил Вере.

    Летом в Кагане, да и во всём Узбекистане очень жарко. Особенно нестерпим зной под палящим солнцем за полднем. Обеденный двухчасовой перерыв во всех учреждениях с двух до четырёх часов дня. Однажды мы втроём, именно в это время, откуда-то возвращались домой. На улице нестерпимо жарко и никого нет. Подходя к дому,  на земле между тротуаром и арыком увидели большую кисть отборного продолговатого, жёлто-коричневого винограда сорта «Дамские пальчики». Это было неожиданно, удивительно и загадочно. Вокруг никого, пустая улица, солнце палит нещадно и..., большая кисть винограда. Прошли мимо. Дошли до ступенек крыльца своего дома. Кисть видна поодаль. Что делать?  Я не выдержал и послал Володю подобрать кисть. Виноград, как и следовало ожидать, был отменный и очень свежий. Мы радостно его тут же съели. Как он оказался на земле на нашем пути? Кто его нам подбросил? Мы были очень благодарны этому случаю.

    Есть хотелось всегда. Это желание толкало нас искать пищу. Дворовой ватагой ребят мы ездили на местном поезде на разъезд делать набеги на плантации посевных полей и фруктовые деревья. Старинный город Бухара располагался в двенадцати километрах в стороне от железнодорожной магистрали проходящей через город Каган. В Бухару два раза в сутки ходил местный пассажирский поезд. Состав из шести длинных четырёхосных современных того времени коричневых вагонов с сиденьями вместо полок, как в электричках. Однопутка железной дороги тупиковая, в Бухаре она заканчивалась. В пути поезд два раза останавливался на предусмотренных разъездах с двумя путями. На этих остановках мы сходили, вернее сказать, соскакивали. Ездили мы зайцами и не в вагоне, куда без билета пройти нельзя, а на трубах жёсткости установленных внизу с двух сторон вагона в промежутке между колёсными тележками, или в ящиках под вагоном. У меня есть фотография вагона такой конструкции из фильма «На всю оставшуюся жизнь». В эпизодах там показан такой вагон санитарного поезда с трубой жёсткости и ящиками, где обслуживающий персонал держали кур для производства яиц для раненых (фото 23). Перед самым троганьем поезда нужно сесть на трубу и держаться за стойку. Во время движения нужно только внимательно следить за приближающимися рычагами стрелок и поджимать ноги, чтобы не задеть их. В ящике под вагоном было вообще комфортно, там ехать можно только лёжа и смотреть на мелькающие шпалы и вращающиеся колеса вагона. Таким образом, мы катались до Бухары и бродили там по узким улочкам среди домов без единого окошка на улицу.

    Однажды на трубе я прокатил Веру. Ей было шесть лет. Сейчас сознаю, что это был ужасный, безрассудный поступок, случится могло страшно непоправимое. Но мне тогда очень хотелось доставить ей удовольствие, которое испытывал я. Объяснить такой опрометчивый, рискованный поступок можно только детской бесшабашностью одиннадцатилетнего мальчишки. Сейчас не помню, как мне удавалось отлучаться и под чей присмотр оставлять Веру с Володей.

 
best prices for cialis