Контакты

Эвакуация из Сталинграда - по воспоминаниям Юрия Михайловича Рождественского

Эвакуация из Сталинграда

Середина сентября, по ночам уже прохладно. Часто с улицы через громкоговорители, установленные на машинах, слышны предупреждения о том, что в городе возможны уличные бои. Стало ясно, по возможности нужно из города эвакуироваться. Организованной эвакуации нет, как говорится, спасение утопающих дело

рук самих утопающих. Теперь мама вместо пробегов по разбитым магазинам зачастила к Волге на переправу. С ее слов эвакуация дело туговатое. Переправа – это два больших катера, сверху деревянный настил, на котором помещаются четыре грузовика. Таких переправ и катеров по берегу несколько. Были и баржи тащимые буксирами. С левого пологого берега и днём и ночью непрерывно переправляют в город свежие войска, военную технику, на левый берег раненых. Волга широкая, время переправы довольно длительное. Несмотря на огонь с кораблей волжской флотилии, береговых зенитных батарей и пулемётов, немецким самолётам удаётся топить катамараны и баржи. Но вот всё же где-то на третий день к нашему входу в подвал подъезжает пустая полуторка, водитель красноармеец, с ним рядом мама, в кузове тётя Клава. Удалось маме уговорить командира транспортной колоны ожидавшей своей очереди на переправу быстро захватить нас, благо переправа и универмаг  рядом. Мгновенно побросав в кузов свой немногочисленный скарб и прихватив с собой ещё одну женщину одиночку, мы поехали вниз к Волге. В кузове было ещё много места, но эвакуироваться с нами больше никто не пожелал, коренные жители Сталинграда не очень то хотели покидать город, несмотря на предупреждения о возможных уличных боях. Как потом оказалось универмаг и дом лётчиков, в подвале которого мы отсиживались, были захвачены немцами. В подвале сгоревшего универмага, где мы прятались, был штаб командующего  группировкой немецких войск в Сталинграде фельдмаршала Паулюса. Несмотря на действительно небольшое расстояние до переправы, нам пришлось два раза останавливаться, выскакивать из машины и прятаться в подворотнях домов из-за внезапных налётов самолётов. Помогая нам быстро убегать из машины, красноармеец, взяв Веру за руку, проволочил её по камням, исцарапав ей все колени. Вера не могла быстро бежать, но, понимая ситуацию, не плакала и не жаловалась. Подъехав к переправе, нам пришлось постоять в очереди. И вот мы, наконец, на настиле парома. Все взоры в небо, не появятся ли немецкие самолёты. Нам очень крупно повезло, за всё время нашей переправы налётов не было. Съехав с переправы, повернули налево на дорогу вдоль берега вверх по реке. На левом берегу своя очередь на переправу, войска красноармейцев, орудия, танки, машины, доверху загруженные необходимым грузом для войны. Отъехали недалеко, вдруг патруль останавливает машину, приказывает нас высадить и взять в кузов раненых. Водитель оказался из храброго десятка. Сделав вид, что отъезжает вперёд к обочине, чтобы высадить нас, он нажал на педаль газа и быстро уехал от патруля. Если бы нас высадили посреди необитаемого поля, и как бы нам пришлось, трудно себе представить. Благодаря поступку водителя, мы поехали дальше среди гусениц машин, двигающихся в оба направления.

    Слева, уже на другом берегу, горел Сталинград. Картина впечатляющая. Длинный по берегу город – это сплошной дым с проблесками огромных факелов огня в различных местах. На берегу у тракторного завода горели круглые цистерны с нефтью. Горящая нефть вытекала из цистерн в воду реки и сплошной огонь плыл по течению огромным кострищем, извергая вверх клубы чёрного дыма. Весь дым общего пожара поднимался высоко в небо и ветром заворачивался в сторону юга вниз по течению реки, застилая город плотным одеялом огромного впечатляющего горя. Многим людям в жизни приходилось видеть пожары отдельных зданий, но далеко не каждый видел пожар одновременно горящих всех зданий города. Сталинград постигла именно такая участь, его подожгли сразу весь. Часто встречались сгоревшие пароходы, носом уткнувшиеся в берег. Это те кому удалось ткнутся в берег, надо полагать скольким не  удалось дотянуть до берега и они лежат на дне. Мы удалялись от города до самой темноты ночи, и все время был виден дым, а ночью зарево пожара города. В пути мы заночевали прямо на обочине дороги в кузове грузовика, укрывшись чем попало, так как было далеко не тепло. Так мы доехали до города Камышина. Опять уже спокойно не боясь налетов, переправились на правый берег в город.

 
pharmacy cialis